Правдивые истории и легенды о Карелии - Сообщения с тегом "Кижи"

  • Архив

    «   Ноябрь 2019   »
    Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
            1 2 3
    4 5 6 7 8 9 10
    11 12 13 14 15 16 17
    18 19 20 21 22 23 24
    25 26 27 28 29 30  

30 июля — 2 августа на острове Кижи состоится фестиваль «Кижская регата»

Один из самых ярких музейных праздников на острове Кижи — гонка традиционных и современных лодок «Кижская регата», которая проводится музеем-заповедником «Кижи» ежегодно с 1999 года. С 2014 года «Кижская регата» получила статус Международного фестиваля водных видов туризма.

Символ фестиваля лодка-кижанка издревле была основным транспортным средством между прибрежными поселениями исторической территории Кижской волости, расположенными на Заонежском полуострове и на многочисленных близлежащих островах. И сегодня лодки типа «кижанка» строятся и используются в деревнях кижской округи как наиболее подходящие к особенностям Онежского озера.

Представить островную жизнь без лодки совершенно невозможно, поэтому из года в год фестиваль собирает множество участников, прибывающих на гонку из окрестных деревень на своём транспорте. За 16 лет существования фестиваль приобрел как постоянную аудиторию участников, так и международный статус и широкую славу, привлекающие гостей не только из различных районов Карелии, но и из других регионов России и даже из-за рубежа.

Фестиваль «Кижская регата» проходит в течение нескольких дней. В этом году фестиваль начнётся гораздо раньше традиционного первого августовского уик-энда — 30 июля начнёт свою работу Молодёжный фестиваль, проходящий в рамках «Кижской регаты». Год от года в регате активно принимают участие учащиеся и студенты — и мероприятия фестиваля, направленные на поддержание интереса подрастающего поколения к традиционному судостроению и судоходству, предполагают специальную активную программу.

31 июля на о. Кижи состоится конкурс мастеров-судостроителей, где на суд жюри мастера представят различные виды традиционных лодок, изготовленных вручную. В этом году впервые состоится конкурс «Народный парус», в котором примут участие лодки, оснащённые парусом.

Ключевой день «Кижской регаты» — 1 августа — посвящён ярким и динамичным гонкам на традиционных и современных лодках. Перед стартом флаг регаты будет торжественно поднят самым активным участником предыдущих соревнований. Лодки начнут гонку по выстрелу из пушки парусного корабля. В 2015 году впервые в истории регаты старт и финиш участников будут проходить в акватории музейной гавани — экспозиционно-выставочного комплекса народного судостроения, где представлены различные исторические лодки, от древнейших долбленых судов до знаменитых кижанок. Лодки различных типов с различным составом экипажа не могут соревноваться друг с другом на равных — именно поэтому участникам состязаний организаторами предложены различные номинации: «Традиционные народные лодки» («лодки-кижанки» и «традиционные деревянные лодки»), «Традиционные и современные малые лодки» («традиционные малые лодки» и «современные малые лодки») и «Командные лодки» («общекомандные» и «команды людей с ограниченными возможностями и инвалидов»).

Дистанция «Кижской регаты» не так велика — всего около 2 километров. И обычно самая красочная часть регаты, собственно гонки, проходит довольно быстро, уступая место кропотливой работе членов судейской комиссии, подводящих итоги согласно заполненным протоколам. Однако в этом году гости регаты смогут в полной мере насладиться волнительными мгновениями соревнований. Старты лодок различных номинаций впервые будут проходить не параллельно, как это происходило раньше, а по очереди, в течение двух часов.
В течение всего дня для гостей будет работать праздничная программа «Людям — праздник, лодкам — честь», которая включает в себя выступление военно-исторических клубов на воде, интерактивную программу «Встреча с гардемаринами», павильон «Кижский ихтиоцентр», народные игры и забавы, мастер-классы, ярмарку, музыкальные выступления и многое другое.

2 августа в рамках празднования Дня Великой Губы состоится гонка «Кижская регата в Великой Губе». Участники гонок вновь померяются силами и мастерством маневрирования, а гостей праздника ожидают концертная программа, флешмоб «Заонежская кадриль» и ярмарка. В этот же день состоится круглый стол «Морское наследие и его использование в развитии туризма».

Настоящим украшением всей «Кижской регаты» станет участие большого культурного десанта из Финляндии. В течение трёх дней фестиваля для гостей будут выступать оркестр камерной музыки «Хаапавеси», оркестр народной музыки «Рююппюмяки Стринг Банд», театральная труппа «Коскенниска» представит литературно-музыкально-хореографические номера и театральные постановки под открытым небом.

Главные партнеры фестиваля — Федеральное агентство по туризму и Государственный комитет Республики Карелия по туризму. Благодаря их участию в 2014 году «Кижская регата» была проведена в новом формате — как I Международный фестиваль водных видов туризма. На праздник приехали представители крупных федеральных СМИ — они по достоинству оценили масштаб и красоту «Кижской регаты». Кроме команд и лодок из регионов России участниками фестиваля стали члены Общества гребли из г. Эспоо (Финляндия), которые пришли на остров Кижи на двух традиционных церковных лодках.

В 2015 году благодаря участию Ростуризма на острове Кижи в рамках праздника традиционного судостроения и судоходства состоится деловая встреча по круизному и яхтенному туризму.

Приглашаем всех желающих посетить одно из самых ярких событий туристического сезона — фестиваль «Кижская регата»!

Источник

Музей «Кижи» открывает продажу эксклюзивных выездных экскурсионных программ

Музей «Кижи» открывает онлайн-продажу эксклюзивных выездных экскурсионных программ. Стоимость программы — от 1990 рублей. В стоимость входит проезд до острова Кижи и экскурсионное обслуживание на острове. Вы можете оформить заказ на официальном сайте музея или купить билеты в кассе музея-заповедника по адресу ул. Федосовой, д. 19 (Лекционно-выставочный комплекс). Оплата на сайте производится банковскими картами Visa или MasterCard с обязательным использованием технологии безопасности 3-D Secure.

Музей-заповедник «Кижи» станет площадкой проведения международных образовательных программ ИККРОМ для реставраторов

На 39-й сессии Комитета по Всемирному наследию ЮНЕСКО в Бонне (Германия) директор музея «Кижи» Андрей Нелидов и генеральный директор Международного исследовательского центра по сохранению и реставрации культурных ценностей (ИККРОМ) Стефано де Каро подписали меморандум о сотрудничестве.

Основным направлением работы ИККРОМ является организация обучающих программ для реставраторов, музейных работников и других специалистов, связанных с сохранением культурного наследия. ИККРОМ имеет статус консультативного органа ЮНЕСКО и предоставляет самую актуальную информацию о требованиях к управлению, сохранению и реставрации объектов всемирного наследия.

Главная цель соглашения — организация на базе учебно-методического центра музея-заповедника «Кижи» международных курсов ИККРОМ для специалистов в области сохранения и реставрации памятников деревянного зодчества.

Эксперты ИККРОМ оценили уникальный опыт музея в сохранении традиционных плотницких технологий, реставрации Преображенской церкви и других памятников острова Кижи.

Объединение усилий с авторитетной международной организацией позволит привлечь к работе не только российских, но и лучших международных экспертов. Программа курсов включает теоретические и практические занятия в специально оборудованных цехах Реставрационного комплекса на острове Кижи.

Также стороны договорились о совместном проведении семинаров, круглых столов и конференций по управлению, сохранению и развитию объекта всемирного наследия «Кижский погост».

7 июля 2015 // Пресс-служба музея-заповедника «Кижи»

Карельские Кижи возглавили рейтинг интересных мест России по версии The Daily Telegraph

Британская газета The Daily Telegraph опубликовала на своем сайте список самых интересных российских достопримечательностей. Первое место в рейтинге занял музей-заповедник «Кижи» в Карелии.

Путёвки в Кижи по выгодным ценам

Впервые! Не пропустите! В июле музей-заповедник «Кижи» готов предложить всем, кто хочет посетить красивейшее место на земле — остров Кижи — приобрести путёвки в самом музее по выгодным ценам. Поездка в музей под открытым небом — включая дорогу и специальную экскурсионную программу — от 1990 рублей!

Выездная экскурсионная программа «Путешествие в Заонежье с посещением о. Кижи». От 1990 руб.Путевая экскурсия на автобусе до с. В. Губа познакомит вас с интересными фактами из истории края, его традициями, природой и примечательными местами Заонежья. А посещение музея на о. Кижи станет незабываемым знакомством с жемчужиной Русского Севера — Кижским архитектурным ансамблем, объектом Всемирного наследия.

Дмитрий Медведев посетил музей-заповедник «Кижи»

Председатель правительства России Дмитрий Медведев, по ходу рабочей поездки в Республику Карелия, посетил музей-заповедник «Кижи».

Премьер-министр совершил экскурсию по Кижскому погосту и дому Ошевнева, посмотрел программу Фольклорно-этнографического ансамбля музея, пообщался с сотрудниками «ожившей экспозиции», посетил Плотницкий центр музея, где ведется беспрецедентная реставрация Преображенской церкви, включенной в Список всемирного наследия ЮНЕСКО, поднялся на самую высокую точку заповедного острова, Нарьину гору, и побывал в обновленной причальной зоне музея.

Глава правительства познакомился с ходом реставрации крупнейшего российского музея под открытым небом. Его сотрудники сообщили премьер-министру, что реставрация ведётся по самым современным технологиям, и что главная задача специалистов – не допустить замены старинного материала, из которого возведены постройки, более чем на 30 процентов.

Финские партнёры представят свою культурную программу 31 июля — 2 августа на острове Кижи

Руководитель регионального центра по развитию искусства Кайнуу и Северной Остроботнии (Оулу, Финляндия) Улла Лассила подписала соглашение о сотрудничестве с музеем-заповедником «Кижи». Наши финские партнёры представят свою культурную программу 31 июля — 2 августа на острове Кижи в рамках международного Фестиваля «Кижская регата».

Гости из Финляндии уже не первый раз приедут на «Кижскую регату» — в прошлом году целая команда на церковной лодке прибыла на остров «своим ходом», по воде. В 2015 году нас ожидает большой культурный десант из Финляндии: оркестры камерной и народной музыки, театральная труппа из города Оулу.

Оулу — пятый по величине город Финляндии, административный центр Северной Финляндии. Это город с большими культурными традициями: здесь находятся музей Северной Остроботнии, Городской музей искусств, научно-познавательный центр Tietoma, есть свой симфонический оркестр, в 10 километрах от Оулу расположен музей деревянного зодчества под открытым небом Turkansaari. Улла Лассила на встрече с заместителем директора музея «Кижи» Ириной Павловой подчеркнула, что она уделяет большое значение приграничным культурным связям и будет рада их дальнейшему развитию. Осенью этого года в Петрозаводске состоится российско-финляндский культурный форум, и в нём будут участвовать художники из Оулу — они привезут свою текстильную выставку.

20 июня состоится музейная игра-квест на острове Кижи

Эксклюзивная программа на основе классической обзорной экскурсии превратит ваше пребывание на острове в увлекательную игру-путешествие. Вы увидите знаменитые храмы и усадьбы со старинными предметами, услышите звучание карельских инструментов, пообщаетесь с мастерами-ремесленниками. Выполняя интересные задания и отгадывая народные загадки, вы сможете проверить свою смекалку и находчивость, узнать секреты традиционных ремесел и познакомиться с культурой коренных жителей Карелии. Завершением квеста станет игровая программа с фольклорным ансамблем музея «Кижи», во время которой вы примете участие в старинных играх и танцах, а также получите именные сертификаты и памятные призы.

Продолжительность программы — 3 часа

Ночь музеев с музеем «Кижи» — на острове и на материке

fd8366cd8c43c745ca992e21496eae10.jpg

Более 3 тысяч человек провели Ночь музеев с музеем-заповедником «Кижи» — конечно, большая часть в Петрозаводске, на выставках и мастер-классах. Но были и те счастливчики, кто смог в Ночь музеев оказаться на острове Кижи, и поучаствовать в интерактивной программе «Память, только не спи!», посвящённой 70-летию Великой Победы. Ненастная погода — дождь и ветер — не помешали проведению первой в истории Ночи музеев на острове Кижи.

А в это время в Петрозаводске горожане активно участвовали в кижской Ночи музеев. Около 300 человек смогли попасть в святая святых музея — фондохранилище. За несколько часов было проведено 9 экскурсий в «Открытые фонды». Большой популярностью пользовалась выставка «Где живёт загадка?» на ул. Федосовой, 19. Посмотреть экспозицию и поучаствовать в мастер-классах по изготовлению традиционных кукол и оберегов пришли более двух с половиной тысяч человек.

Объекты культурного наследия Карелии

В Карелии по официальным данным в настоящее время насчитывается 4500 недвижимых объектов культурного наследия. В их числе памятники археологии, объекты деревянного народного зодчества, исторические памятники, культовые комплексы, архитектурные ансамбли и т.д. Основой деятельности в сфере государственной охраны объектов культурного наследия является их государственный учет. Более 20 лет организацией этой работы занимается Республиканский центр по государственной охране объектов культурного наследия. Работа эта многоплановая и достаточно сложная, учитывая разные виды объектов. Она включает не только обследование и сбор учетной информации о памятниках, но и организацию их изучения, проведения экспертиз, определения предмета охраны. Как любая учетная деятельность, эта работа предполагает периодическое проведение инвентаризаций. Последняя инвентаризация памятников истории и культуры Карелии проводилась в 1992-1993 гг. в рамках общероссийской задачи для составления базы данных по памятникам Российской Федерации.

В 2006 году Республиканский Центр приступил к новой масштабной работе по инвентаризации объектов культурного наследия Карелии. Цель этой работы - сбор сведений для включения памятников истории и культуры Республики Карелия в Единый государственный реестр объектов культурного наследия (памятников истории и культуры) Российской Федерации. В составе работы: уточнение существующих данных, проверка технического состояния памятников и сохранности исторической среды поселений, сбор сведений о собственниках и пользователях объектов, определение географических координат, фотофиксация.

За два года силами специалистов Центра обследовано около 500 объектов культурного наследия в Пряжинском, Кондопожском, Пудожском, Суоярвском районах, в Заонежье и на острове Кижи.

На основе материалов, полученных в результате инвентаризации, Центром начата работа по созданию каталогов объектов культурного наследия Карелии. Каталоги будут издаваться в качестве материалов к Своду объектов культурного наследия Республики Карелия. Электронные версии каталогов будут размещены на сайте Центра.

В настоящее время подготовлен к изданию каталог "Объекты народного деревянного зодчества на историко-культурных территориях "Сямозерье" и "Пряжинское межозерье". Эти территории расположены в Пряжинском и частично в Суоярвском районах вокруг озер Сямозеро, Шотозеро, Вагатозеро, Крошнозеро. Здесь сохранилась исторически сложившаяся система расселения этнической группы пряжинских (сямозерских) карелов-ливвиков, основу которой составляют исторические поселения, сухопутные и водные пути сообщения, сформировавшиеся в течение столетий, и ценное природно-ландшафтное окружение. Ряд деревень, в которых полностью или частично сохранилась традиционная объемно-планировочная структура и историческая застройка, включены в перечень исторических населенных мест Карелии. Это деревни Кашалиламба, Корза, Лахта, Корбинаволок, Трофимнаволок, Павшойла, Пунчойла, Рубчойла, Руга, Сяргилахта, Харитгора, Чуйнаволок. Застройка исторических поселений представлена традиционными крестьянскими домами-комплексами и отдельно стоящими хозяйственными постройками: амбарами, банями, хлевами. Особую роль в застройке поселений играют часовни, которые вместе с культовыми рощами являются своеобразными архитектурными доминантами. Благодаря сохранившейся исторической среде эти поселения представляют сейчас своеобразные заповедники народного деревянного зодчества и традиционной карельской культуры.

В каталог объектов деревянного народного зодчества на территориях "Сямозерья" и "Пряжинского межозерья" включены 82 памятника, в числе которых 57 жилых домов, 6 хозяйственных построек, 19 культовых строений (часовни, поклонные кресты). Среди них - уникальные часовни, которые являются объектами общероссийского значения. Старейшая из них - часовня Сошествия Святого духа на апостолов, построена в ХVI веке. Она расположена на окраине старинной сямозерской деревни Ахпойла. Когда-то часовня находилась в центре культовой или "священной" рощи, о которой в настоящее время напоминают только несколько многовековых елей и старое кладбище. К сожалению, архивы не донесли до нас историю сооружения этого памятника. Известно только, что первоначально это была двухчастная клетская постройка, состоящая из молельного помещения и сеней, во второй половине XIX века, в соответствии с церковными канонами того времени, она была преобразована в трехчастную (молельня, трапезная, сени). Над сенями надстроили четырехгранную звонницу с крышей-колпаком. В 1973-74 гг., в ходе проведения реставрационных работ, поздняя пристройка была разобрана, памятнику возвращен первоначальный облик. Несмотря на преобразования и почти пятивековой возраст часовня сохранила архаичные конструктивные элементы, которые в настоящее время встречаются довольно редко. Стены основного сруба имеют повалы, в молельном помещении сохранилось небольшое волоковое окно, кровельное покрытие молельни выполнено в виде сплошного бревенчатого наката, по которому уложена двухслойная тесовая гвоздевая кровля, крыша сеней - безгвоздевая тесовая по курицам и потокам. К сожалению, деревня давно превратилась в настоящий дачный поселок, где часовня с культовой рощей лишились роли природно-архитектурного акцента поселения. Но жители поселка с пониманием и заботой относятся к этому уникальному памятнику, оберегая его от разрушения.

Еще один памятник федерального значения - часовня Николая Чудотворца и Ильи Пророка, которая расположена на окраине деревни Чуйнаволок, на северном берегу озера Сямозеро, в еловой роще. Несмотря на относительно крупный масштаб, часовня не является самостоятельной архитектурной доминантой из-за своего местоположения, а вместе с рощей играет роль периферийного акцента в деревенской застройке. В этой же роще находился поклонный крест, перевезенный в начале 1970-х гг. в музей-заповедник "Кижи".

Часовня построена во второй половине XVIII века и относится к широко распространенному на севере России типу клетских культовых построек, но имеет ряд особенностей. В отличие от других клетских часовен, храмовое помещение разделено перегородкой на два придела: Никольский и Ильинский. Над трапезной возвышается небольшая восьмигранная звонница, завершенная низким шатром с "луковичной" главкой. Несмотря на то, что в храмовом объеме объединены, по сути, две часовни, его венчает одна главка. Со временем облик памятника практически не изменился.

В 1998 году этот памятник стал объектом проведения совместных реставрационных работ карельских и норвежских плотников-реставраторов. Здесь впервые в Карелии было применено специальное норвежское лифтинговое оборудование, предназначенное для подъема сруба при замене отдельных венцов без их полной переборки. Использование подъемного оборудования позволило поднять все здание на необходимую высоту, зафиксировать его в этом положении и произвести замену нижних сгнивших венцов. Затем сруб опустили на место, подогнав к новым венцам. Дальнейшие реставрационные работы осуществлялись традиционными способами. Уникальное оборудование было передано в дар Центру и успешно используется на других объектах Карелии.

В текущем году инвентаризация объектов культурного наследия Карелии будет продолжена. Республиканским центром будут организованы экспедиции в Кемский район и на историко-культурную территорию "Сегозерье" Медвежьегорского района. К концу года будет подготовлен к изданию второй каталог - "Архитектурное наследие города Пудожа".

Источник

Кижские (Онежские) шхеры

Кижский архипелаг, или Кижские (Онежские) шхеры. Они интересны как памятники природы, истории и архитектуры. Острова образуют сложный и запутанный лабиринт. Здесь на сравнительно небольшой территории можно ознакомиться с большинством типичных для Карелии ландшафтов. Тундровый ягель, таёжные ель и сосна соседствуют здесь с вязом и липой, перемешались и другие представители северной и южной природы. Здесь есть скалы и низменные берега, высокотравные луга и заросли водной растительности.

Есть острова побольше (Большой Климецкий, 147 кв.км) и крошечные - плоские камни, едва возвышающиеся над водой - скалистые и заболоченные, покрытые лесом и луговые, вытянутые и почти круглые. Положение среди Онежского озера даёт климат более теплый, чем на окружающем побережье. В пределах архипелага безморозный период дольше - до 139 дней в году (последние заморозки 20 мая, первые - 7 ноября), сглаживаются и суточные перепады температур. На островах много хорошо прогреваемых склонов, особенно там, где проходят тёмные шунгитовые сланцы. Поэтому здесь произрастают не очень морозоустойчивые виды растений, а местным жителям наряду с рожью, овсом, ячменём и горохом удаётся выращивать коноплю, лён, гречиху, огурцы. На островах произрастают около 700 видов растений - 2/3 из числа имеющихся в Карелии.

c7e87a3e08d39332ceefe11063b92cc7.png

Среди них много лекарственных; один из островов в окрестностях Кижей даже назвали Аптекарским. На высокотравных лугах острова Большого Климецкого злаки достигают высоты 170- 180 см , а в лесу трава - по пояс. Но наиболее крупные растения можно встретить на островах с карбонатными почвами: там зонтичные имеют высоту до 3 м . На островах обычны леса из берёзы, осины, серой ольхи, сосны и ели, встречается карельская берёза. Нередки рощи рябин, черёмухи, ивы. На севере часто встречается липа, вяз, чёрная ольха. Иногда кустарники (жимолость, крушина, калина, шиповник, смородина, малина) и высокая трава образуют непроходимые заросли. Участки тайги сохранились на склонах и вершинах гряд, не пригодных для сельского хозяйства. "Визитная карточка" архипелага - чайки и крачки.

Звери водятся в основном на крупных островах, особенно богат ими Большой Климецкий, где встречаются: лось, медведь, волк, лиса, енотовидная собака, лесная куница, горностай, ласка, американская норка, барсук, заяц-беляк, белка, возможно хорёк и росомаха, заходит рысь. В 1934 году появилась ондатра; не обходится и без летучих мышей: их колонии обитают в старой каменной церкви, сохранившейся на месте деревни Конда на южной оконечности острова Большого Климецкого и под куполами деревянных церквей и часовен в Кижах. В Заонежье болотные руды начали использовать для производства железа не менее 3 тысяч лет назад (находка неолитический мастерской на острове Южном Оленьем).

В XVI веке этот район превратился в крупный центр по производству металла. В XVII веке Кижский архипелаг оказался на торговом перекрёстке. По его проливам шёл путь к северным заонежским погостам и на Шуньгскую ярмарку. В это время вдоль водной артерии стали возникать русские поселения. Православные монастыри возникли здесь в XIV-XVI веках.

Это Муромский на восточном побережье Онежского озера, Палеостровский в северной части Заонежья и Климецкий на Большом Климецком острове (конец XV века). Первые поселения возникли на острове Кижи, на севере острова Большой Климецкий и Керкострове. Эти острова первыми и были расчищены под пашню. Пользовались популярностью "кижские ножи".

В XVIII веке на островах леса были во многом сведены. При возведении Троицкой церкви Климецкого монастыря лес приходилось уже завозить. В 1799 году вырубка леса и разработка подсек в Заонежье были ограничены в связи организацией государственных "казённых" дач. Это привело к восстановлению боров.

В начале XX века Заонежье начинает пустеть, люди уходят, земли зарастают. С 1892 по 1916 год население Кижской общины сократилось вдвое: крестьяне ушли в города на фабрики и заводы. После Октябрьской революции люди стали возвращаться, но во время Великой Отечественной войны (граница фронта прошла по островам архипелага) многие эвакуировались и назад не вернулись.

Статья взята отсюда

Остров Большой Климецкий: историко-культурный очерк

Дмитриева Т.П., Кочкуркина C.И.

В освещении вопросов историко–культурного наследия вообще и Заонежского полуострова с острова Б.Климецкий в частности наиболее продуктивным является комплексный подход на основе анализа и синтеза историко–археологических, этнографических, топонимических источников и достижений естественных наук. В результате совместных усилий исследователей в различных областях знаний уже сейчас можно представить более или менее полную картину культурного ландшафта о. Б.Климецкий.

Вытянутый в меридиональном направлении (чуть более 28 км в длину и 7,8 км в ширину), остров располагается вблизи южной оконечности Заонежского полуострова между 61'51 и 62'5 с.ш., 35'10 и 35'20 в.д. Его южная часть находится почти в центре Онежского озера, в 41 км на северо–восток от Петрозаводска. Береговая линия сильно изрезана и представлена многочисленными заливами и мысами. В непосредственной близости имеются различные по площади острова, у побережья многочисленные каменистые отмели. Доминантой острова и своеобразным маяком является гора Медвежица высотой 82,8 м над уровнем Балтийского моря.

Эта территория отличается климатическими и ландшафтными особенностями, которые предопределили своеобразие флоры и фауны (некоторые виды включены в Красные книги Российской Федерации и Республики Карелия). Специалисты объясняют это тем, что здесь образовалась контактная зона многих видов северного, южного, западного и восточного происхождения. В недрах полуострова имеются высокого качества питьевые и целебные воды, что позволяет выделять Заонежье в особый гидрохимический район.
Благоприятные природно–географические и климатические условия способствовали довольно плотному заселению края еще в глубокой древности. Однако наибольшая плотность населения достигла в XVI–XVII вв.

Сельские поселения. Динамика сельских поселений восстанавливается по письменным источникам. По Писцовой книге 1563–1566 гг. (книга Андрея Лихачева и Ляпуна Добрынина) на Клименецком острове их зафиксировано 37 (36 деревень и починок) с 81 двором (один пустой). Большая часть поселений (20) размещалась в районе Сенной губы, остальные в северо–западной оконечности острова вдоль так называемого Паханицкого берега. В несколько изолированном положении, на юго–восточном побережье, находилась деревня Конда. На южной оконечности острова в первой половине XVI в. возник монастырь (монастырь по исторической традиции называется Климецким, а остров, согласно современным географическим картам, Клименецким).

Писцовая книга 1582/83 г. (книга Андрея Плещеева и Семена Козьмина) отметила не только разрушительные последствия Ливонской войны. Запустение деревень в основном было связано с зябелью и недородами 60-х и тяжелейшим мором 80-х гг., постигшим население Заонежских погостов. Особенно пострадали от “морового поветрия” деревни Паханицкого берега. Из 37 осталась 31 (семь превратились в пустоши, появилась одна новая), из 121 двора было 49 нежилых. Сократилось, естественно, и количество обрабатываемой земли.
Разрушительные последствия войны в начале XVII в. еще не были ликвидированы. По Писцовой книге Петра Воейкова и Ивана Льговского, составленной в 1616–1619 гг., из 31 упомянутой деревни три пустовали, одна возникла на новом месте и две на старых пустошах, из 132 дворов пять пустых и 11 сожженных. Разорению подверглись и отдаленная деревня Конда и Климецкий монастырь.

Писцовая книга 1628–1631 гг. Никиты Панина и Семена Копылова свидетельствует о том, что последствия войны в некоторой степени были преодолены. Особенно это заметно по количеству крестьянских дворов: их стало 175. Число деревень стабильно и не изменилось по сравнению с предыдущим периодом, но фиксируются три монастырских деревни (Рокса, Осиповщина и Нятина Губа) с тремя дворами.

Следующая Переписная книга 1646 г. Ивана Писемского и Якова Еуфимьева упоминает на острове 31 деревню, 144 крестьянских двора и монастырь с его тремя деревнями. В Переписной книге 1678 г. числится 38 деревень (среди них семь новых) и две пустоши, жители которых переселились в ближние деревни, 251 крестьянский двор (4 пустующих). Примечательно, что в этот период наблюдаются укрупнение деревень и некоторые, не отмеченные в предыдущие учетные годы, особенности расселения. Одна из семи новых деревень второй половины XVII в. возникла на восточном ранее пустынном побережье острова, остальные в глубине острова на новых незанятых участках земли. Итак, в первой половине XVII в. произошел переход от расселения по берегам Онежского озера к крестьянскому освоению внутренних территорий.

Ревизские сказки 1720 г. подсчитали на острове 37 деревень (одна новая), 153 двора (всего один пустующий и девять дворов обельных крестьян). По IV ревизии 1782 г. деревень стало меньше (31), но дворов больше (264).
Эти выкладки показывают естественное уменьшение дворов в военные годы и увеличение их во время экономического подъема края. Однако на острове, на протяжении более двух веков стабильно размещалось около 40 деревень. Видимо, природно–хозяйственные ресурсы острова могли обеспечить существование именно такого количества деревень.

Топонимика. Заонежье в настоящее время территория проживания русскоязычного населения. Исследователь заонежских говоров А.С.Герд утверждает, что славяне в Заонежье переселялись из псковско–новгородских земель. Ранняя волна переселенцев говорила на еще неразделенном псковско–новгородском диалекте. Каждая волна, по его мнению, прихватывала с собой группы прибалтийско–финского населения из южного Приладожья.

Следы дорусского населения прослежены и по письменным источникам, и, главным образом, по топонимическим данным. Еще во второй половине XIX в. в Заонежье было несколько чисто карельских поселений. Но более ранний пласт топонимов оставлен саамами (лопари, дикая лопь. Об этом же говорят этнонимические топонимы: Лопская Матка, Лопская Гора, Лопский Песок. Отмечены географические названия, этимологизирующиеся из саамского языка: Рокса, Нюхчозеро, Ермостров, Нюра–наволок, Челмужгуба и т.д.
Что касается прибалтийско–финского пласта топонимов, оставленного обитавшим здесь населением до прихода славян, то он вепсско–карельский (ливвиковский и людиковский), но выделить один язык–источник чрезвычайно трудно, поскольку южнокарельские наречия, особенно людиковское, близко вепсскому языку. Это сложно сделать еще и потому, что диалектные различия при усвоении местных топонимов русским населением нивелируются. Д.В.Бубрих считал, что в древности специфичность речи веси была слабо выражена. Тем не менее он полагал, что восточное побережье Онежского озера, вблизи озер Муромское и Водлозеро (Канзаннаволок, Варишпельда и т.д.), а также в Заонежье (Кузаранда, Вяниш–поле, Варишмох и др.) имеется устойчивая вепсская топонимика.

По мнению И.И.Муллонен, прибалтийско–финское прошлое многочисленных топонимов Клименецкого острова (список составлен по писцовым и переписным книгам, ревизским сказкам и картам Генерального межевания 1563, 1583, 1620, 16281629, 1646, 1678, 1720, 1782, 1788 г. и карте 1956 г. без микротопонимов) не вызывает сомнений, хотя более точная этноязыковая интерпретация для большинства из них невозможна. Они могут иметь как вепсские, так и карельские истоки. Выявление ареала топонимов на -ичи/-ицы позволило предположить проникновение прибалтийско–финской и русской моделей в Обонежье из Присвирья в процессе освоения севера. По пути, известному прибалто–финнам (вепсам), проходила и древнерусская миграция.
В.А.Агапитов попытался выявить в топонимии южного Заонежья географические названия, связанные с земледельческой и скотоводческой лексикой. Время появления таких топонимов он связывает в основном с дославянским периодом, а также с тем временем, когда в Заонежье совместно проживало русское и прибалтийско–финское население.

Исследователь заключает, что, несмотря на трудности определения языковой принадлежности, в большинстве случаев топонимические формы близки карельско–людиковскому наречию и вепсскому языку.
Археологические исследования. Систематическому археологическому обследованию остров не подвергался. По сведениям А.Я.Брюсова, в 2030 гг. находки каменных орудий были зафиксированы на о.Б.Клименецком только в двух пунктах: в районе Сенной Губы, где найден сланцевый топор, и в д.Косельга, откуда происходят два обломка каменных топоров. Более точная информация о их местонахождении отсутствует.

В 1955 г. в ходе разведки по Заонежскому полуострову Г.А.Панкрушевым обнаружена разрушенная пахотой стоянка “у южной окраины с. Сенная Губа, в 70 м от берега, в 300 м от церкви на вспаханном поле на высоте 4 м над уровнем воды”. Судя по ямочно–гребенчатой керамике, стоянка может быть отнесена к эпохе неолита. Ни планов, ни фотографии поселения сделано не было.

В 1991 г. обследование о.Б.Клименецкий осуществлялось полевым отрядом под руководством Н.В.Лобановой и А.М.Спиридонова. В Отчете Н.В.Лобановой упоминается обнаруженное в ходе разведки местонахождение Лонгасы, но никакой документации по нему нет. А.М.Спиридоновым было зафиксировано средневековое селище Гивес Наволок в северной оконечности острова. Найдены отщеп кремня и 16 фрагментов белоглиняной керамики. Селище датировано не позднее ХVI в. Из района Сенной Губы происходит клад серебряных монет–копеек (74) первой половины ХVII в. В Карельский краеведческий музей А.Н. Медведевым, нашедшим клад, переданы в 1962 г. 66 монет.

В 1994 г. Т.П.Дмитриевой и И.С.Манюхиным в ходе археологической разведки по островам и южному побережью Онежского озера проведено обследование южной оконечности о.Б.Клименецкий от урочища Конда до монастыря. Археологическое изучение острова в 1996–1997 гг. проводились Т.П.Дмитриевой и С.И.Кочкуркиной по заданию музея–заповедника «Кижи».

Многовековая распашка вокруг деревень в Сенной Губе определила основную форму археологического обследования сбор подъемного материала с распаханных полей и огородов. Обследованы деревни как центра Сенной Губы, так и более отдаленные: бывш. д.Косельга, местности, сохранившие названия бывших деревень (Рокса, Осиповщина).

В ходе разведочных работ в 1996 г. в районе Сенной Губы нами на распахиваемых участках обнаружено 10 местонахождений (рис.2), материал которых четко делится на комплексы каменного века и позднего средневековья. Средневековый комплекс включает гончарную керамику, два пряслица, подвеску и, возможно, куски кремня для огнива. Лишь небольшая часть гончарной керамики может быть отнесена к формам ХIV–ХVI вв., подавляющая ее часть к ХVII–ХVIII вв. Кстати, забегая вперед, сообщим, что в 1997 г. при повторном осмотре огорода А.Н.Медведева собраны фрагменты лепной керамики IX–X вв.

На основании полученных материалов трудно определить местоположение отдельных усадеб или однодворных деревень писцовых и переписных книг, речь скорее может идти о скоплении деревень. Дело в том, что сбор подъемного материала производился на огородах в центральной части Сенной Губы, которые обрабатывались на протяжении многих десятков лет. Поэтому находки растащены при вспашке, переотложены, а керамика к тому же еще и измельчена.
Тем не менее в результате археологического обследования, можно заключить, что наиболее заселенной как в эпоху камня, так и в эпоху позднего средневековья был церковный мыс центр Сенной Губы. Чем далее от центра, тем малочисленнее подъемный материал.

Согласно писцовым и переписным книгам второй половины ХVI–ХVII вв. в центре Сенной Губы располагались три деревни: Михайловская (или Большой Двор), Алферовская (позднее к этому названию прибавляется второе Спиридонкова по имени поселенца) и Иевлевская. Первая из них являлась центром сенногубской боярской волостки Марфы Исаковой, насчитывавшей 29 деревень. По первому межевому плану данной местности 1785 г. все три деревни указаны одним значком у центра Сенной Губы и перечислены в обозначениях. В 1800 г. на копии этого же плана деревня Иевлевская исчезает из перечисления, но появляется новая Плешкова (по имени поселенца Михалки Игнатьева Плешкова), которая значится и на более точных картах специального межевания. Где-то на рубеже ХVIII–ХIX вв., о чем свидетельствуют межевые планы, у нее уже другое название Плешки, сохранившееся до наших дней. Так называется часть Сенной Губы, расположенная на небольшом расстоянии к западу от церкви, за заливом.

Все три деревни, таким образом, находились в поле видимости и друг друга. Деревни Михайловская и Алферовская со всеми хозяйственными постройками и землями располагались на территории Местонахождения I, т.е. в центре Сенной Губы. Во второй половине ХVI в. на данной территории в двух деревнях насчитывалось восемь дворов, к началу ХVII в. число дворов в них (после разорения 80-х гг. того же века на какое-то время деревня Михайловская запустела) достигло 11, к концу века по первой переписи.

Местонахождения Клементьевская I и Лонгасы I, II могут быть идентифицированы с деревнями Клементьевской и Сергеевской, но малочисленность подъемного материала не дает оснований для подобного утверждения.
Урочище Конда находится в восточной части одноименной губы в 13 км к юго–востоку от Сенной Губы. От прежней деревни здесь у самой воды осталась обвалившаяся каменная церквушка. В шурфе, заложенном в 140 м юго–восточнее апсиды церкви, на высоте 11,5 м и в 22 м от берега озера, в перемешанном слое найдены осколки современного стекла, гильзы от финских патронов, фрагменты поздней белоглиняной и красноглиняной гончарной керамики, обломок нательного крестика. По словам жителей окрестных деревень, после запустения территория деревни, включая небольшое кладбище при церкви, была распахана.

Историко–археологическое изучение монастыря. Климецкий монастырь располагается в небольшой загубине южной оконечности («Ужный Наволок») острова (см.рис.1). По преданию, свое название монастырь получил по имени Иоанна Климентова, который однажды возвращаясь в Новгород из Повенца на насаде, груженном солью, посреди озера был настигнут бурей и только благодаря усердным молитвам, обращенным к Николаю Чудотворцу, и обещаниям посвятить себя служению Богу, спасся. Его выбросило на отмель вблизи острова, где впоследствии им будет воздвигнут крест. Здесь Иоанн услышал голос, призывающий соорудить обитель и храм Св.Троицы, и на том месте, где на можжевеловом кусту он увидел икону пресвятой Троицы, Иоанн соорудил часовню. Возвратившись в Новгород и завершив необходимые мирские дела, вернулся на остров, где он (уже Иона) и занялся устройством обители.

Помимо канонических чудес, рассказ сообщает о вполне реальных фактах. Событие, видимо, произошло осенью, когда в открытом озере под влиянием ветров волны могли быть очень крутыми. Путь из Повенца, вероятно, пролегал по Повенецкому и Заонежскому проливам, затем через Малое Онего, поэтому застигнутым бурей судам негде было укрыться. Если бы суда прошли между Заонежским полуостровом и о.Б.Клименецким, то, увидев бушующее озеро, они смогли бы укрыться в шхерах. Что же касается личности самого Иоанна Климентьева, то вряд ли его отец был посадником (институт посадничества прекратил свое существование после 1478 г.) да и посадник с такой фамилией нам неизвестен. Отношение же его к купеческому сословию вполне вероятно.

Из комплекса зданий монастыря XIX в. в измененном виде сохранилась церковь св.Захария и Елизаветы, построенная в 1757 г. Эта территория, отданная в свое время под фермерское хозяйство, подверглась глубокой вспашке, причем отвалы земли поросли густой травой, что не позволило в полевой сезон 1994 г. собрать подъемный материал. Находки обнаружены в 10 м к северу от апсиды церкви, а также примерно в 60 м к северо–западу от церкви: фрагменты гончарной керамики, глиняной обмазки, куски оконной слюды. На небольшом участке в 10 м от здания церкви заложен шурф, в котором найдены фрагменты керамики, гвозди, осколки толстого зеленого бутылочного стекла. В целом выявленный археологический материал датируется XVII–XVIII вв.

Археологическому обследованию подвергся берег Нятиной губы одной из первых освоенных монастырем территории. Остатков хозяйственных сооружений обнаружить не удалось.

К 1996 г. на усадьбе монастыря многое изменилось. Прежде всего это касается единственного каменного строения бывшей церкви св.Елизаветы и Захария. Застеклена и обшита досками южная часть второго этажа, где оборудовано жилое помещение. Частично расчищено внутреннее пространство пола здания: пол левого клироса (здесь по преданию захоронены мощи основателя) и пол при входе в церковь, где выкопан ледник–яма. По словам бывшего арендатора данной территории Андрея Григорьевича Симонова, при строительстве ледника им обнаружены человеческие черепа и кости, сброшенные в беспорядке под фундамент церкви. Никаких сопровождающих вещей, кроме остатка кожаной тапочки, не было. Возможно, это остатки захоронений разрушенного при каких-то строительных работах в советское время кладбища, располагавшегося возле церкви св. Захария и Елизаветы. По рассказам очевидцев, при строительстве вблизи церкви стадиона, верхний почвенный слой с надмогильными плитами был снят экскаватором и, вероятно, сдвинут к окраине леса.

Н.В.Куспаком сделаны архитектурные замеры сохранившегося здания церкви и остатков фундаментов других построек. Согласно подробнейшей Росписи строениям монастыря 1798 г., восстановлен план усадьбы (основные работы по снятию плана усадьбы были осуществлены в 1997 г., о чем будет сказано ниже). Церковь св.Захария и Елизаветы, построенная по преданию на деньги, пожертвованные Елизаветой Петровной, судя по стилю, возводилась какой-то артелью деревенских мастеров. Это не «барокко», широко распространенный в то время, да и размеры неточны: левое плечо (стенка у апсиды) отличается от правого чуть ли ни на 20 см. Об этом же говорят некоторые элементы архитектуры: выступы в виде столбов–лопатки и бегунок по апсиде полоса из положенного углом кирпича. Купол церкви пробит и из него выходит труба.

На первом этаже на стенах алтаря и основного четверика видны варварски расчищенные фрески, которые, видимо, пытались снять. В настоящее время, находясь в незастекленном помещении, продуваемом всеми ветрами, они постепенно отсыревают, осыпаются и в конечном счете исчезают. Действие климатических условий самым неблагоприятным образом отразилось и на самом здании церкви, что особенно явно видно по южной стенке здания, обращенной к озеру. Штукатурка давно осыпалась, выветривается и крошится кирпич. Из-за отсутствия крыши может в любой момент обрушиться свод церкви.

За оградой монастыря вдоль берега в западном направлении находились различные хозяйственные постройки. Мельница, каменные жернова которой до сих пор лежат на берегу, в 275 м западнее церкви, была конечным строением комплекса. Между нею и церковными зданиями размещались конюшенный и коровий дворы, баня, кузница и другие хозяйственные постройки.

Примерно в 1 км от монастыря в бухте Становищенского наволока располагалась монастырская пристань. Бревенчатые клети, забутованные валунами, до сих пор можно видеть под водой. Небольшие островки, составляющие наволок, соединялись между собой мостами. От монастыря в наволок вела тележная дорога. В Становищенском наволоке маяком, показывающим с озера вход в бухту, служила часовня св.Николая.
Исконные монастырские владения находились в Нятиной губе, куда из монастыря была проложена дорога, идущая далее на Сенную Губу. Своеобразие ей придает гать участок дороги (примерно в 1,5 км северо–восточнее монастыря) длиной около 500 м, проложенной по водяному болоту и забутованной камнем на ширину тележной дороги. По сведениям старожилов Сенной Губы, во времена монастыря в Нятиной губе находились скотные дворы (коровий, конюшенный). До и после войны, когда в зданиях монастыря располагался Дом инвалидов, в Нятиной губе был коровник и жила доярка. Вероятно, в то же время, здесь было устроено и кладбище для инвалидов.

С востока Нятину губу прикрывает полуостров, один из мысов которого на современных картах называется Кавин Нос, а на довоенной карте (1937 г.) обозначен как мыс Старый монастырь. Согласно преданию из жития основателя Климецкого монастыря Ионы, здесь когда-то существовал небольшой монастырек, братия которого впоследствии перешла в Троицкий Климецкий монастырь. В описаниях XVIII–XIX вв. на месте старого монастыря упоминается часовня св.Николая.

Оконечность Кавина Носа представляет собой высокий скальный выступ с крутыми склонами. Если здесь и стояло какое-либо строение, то оно было наземным (без фундамента) и следы его не сохранились до сегодняшнего времени. Сам полуостров порос густым и темным, еловым, лесом.
В полевом сезоне 1996 г. разбит раскоп I (20 м²) в 62,5 м в направлении северо–запад от южного угла придела церкви св.Захария и Елизаветы, где на поверхности отмечались местонахождения кусочков слюды и фрагмента керамики, и в 22 м западнее фундамента Троицкой церкви, на высоте более 4,5 м над урезом воды Онежского озера. Ориентирован по линии север–юг. На поверхности раскопа сохранились оставшиеся после вспашки борозды, идущие в направлении юго–запад северо–восток и поросшие высокой травой.
Встреченное в раскопе деревянное сооружение–настил, несомненно, связано с одним из пожаров на территории монастыря и, видимо, с Троицкой церковью. Со времени возникновения монастыря пожары отмечаются в 1614 г.: сгорела Никольская церковь и жилые постройки; и в промежутке между 1618–1620 гг.: пострадали ограда, жилые постройки, и, видимо, вновь отстроенная к 1620 г. Троицкая церковь. Третий самый разрушительный пожар произошел в 1709 г., когда от удара молнии сгорели все три деревянные церкви монастыря и окружающие их постройки. Таким образом, можно предположить, что выявленные в раскопе сгоревшие остатки деревянного сооружения могут быть связаны с пожаром, происшедшим до 1620 г. или пожаром 1709 г.

Скудный археологический материал не позволяет точно датировать комплекс. Найдены 23 фрагмента гончарной керамики от восьми сосудов. В целом керамический материал, добытый при раскопках Климецкого монастыря, по аналогии с материалами селищ, исследованных А.М.Спиридоновым в районе сел.Толвуи, датируется ХVII–ХVIII вв.

В полевом сезоне 1997 г. было продолжено археологическое обследование на усадьбе Климецкого монастыря. В нашу задачу входило по возможности полное археологическое обследование территории для определения границ распространения культурного слоя и участков его наилучшей сохранности, выявление и привязка на местности остатков фундаментов зданий монастырского комплекса и их атрибуция на основе историко–архитектурных сведений, составление плана местности.

Возникновение монастыря традиционно относят к началу XVI в. Е.В.Барсов, основываясь на обнаруженном им в архиве Климецкого монастыря сказании о житии Ионы Климецкого, называет более точную дату – 1520 г. Вслед за ним данная датировка принимается и в более поздних трудах. В литературе конца XVIII – начала XIX в. годом основания монастыря называют 1490 г. и 1532 г. В единственно известном нам позднем списке жития Ионы Климецкого, хранящимся в собрании Е.В.Барсова Отдела рукописей ГИМ, упоминается 1534 г. год кончины основателя монастыря. Каких-либо прямых или косвенных указаний на время возникновения монастыря в рукописи не содержится. Нет сведений и в более позднем актовом материале архива монастыря, хранящегося в ЛОИИ и частично в собрании Е.В. Барсова. Однако известно, что в писцовой книге 1563–1566 гг. монастырь упомянут в разделе «прибыло». Ни в книге 1496 г., ни в более позднем «приправочном письме» И.Берсень–Беклемишева (казнен в 1525 г.) монастырь не упоминается. О нем заговорили в связи с пожалованием монастырю царем Иваном Васильевичем в 1547 г. окрестных земель. Следовательно, его возникновение, в соответствии с письменными источниками, точнее было бы датировать первой половиной XVI в.
Территория монастыря (около 53 тыс. м²) делится как бы на две части: восточную с церквами, кельями и кладбищем (около 22 тыс. м²) и западную (около 31 тыс. м²), за оградой обители располагалась хозяйственные постройки, гостиница, а в более позднее время (ХХ в.) поселение Клименицы.

Климецкий монастырь, как и большинство монастырей Карелии, долгое время имел деревянную застройку. Первое каменное сооружение церковь Захария и Елизаветы построено лишь в 1757 г.
Условно в строительной истории монастыря можно выделить четыре периода, границы которых определяются большими пожарами 1614, 1709 и 1906 гг.

Первый период охватывает время от основания монастыря, возведения первых церквей и хозяйственных построек до разорения во время набега в 1614 г. В это время функционировали Троицкая и Никольская церкви, около 30 жилых построек. Усадьба монастыря была обнесена деревянной оградой, за которой располагалась гостиница.

Второй период связан с восстановлением монастыря. Масштабы разрушения отчетливо видны по Писцовой книге 1616–1619 гг. и Дозорной книге Дмитрия Лыкова и Якова Гневашева 1620 г. Писцы отмечают постепенное возрождение монастыря: отстроены шатровая Троицкая церковь с трапезной и келарской, новые братские кельи и хозяйственные постройки, но сожженная Никольская церковь (возведена к 1628–1629 гг.) и ограда оставались в руинах. К сожалению, изображения Климецкого монастыря данного периода нам не известны. Возможно, что первоначально усадьба монастыря занимала весьма незначительную территорию вокруг Троицкой и Никольской церквей. Второй строительный период закончился в 1709 г., когда в августе от удара молнии сгорели практически все строения и в первую очередь шатровая Троицкая и Никольская (Е.В.Барсов указывает на три церкви Троицкую, Никольскую и Сретения Господня, но возможно, что их было две, поскольку в более поздних документах упоминается церковь Сретения Господня с приделом Святителя Николая).

О застройке третьего строительного периода 1709–1906 гг. известно из архивных источников XVIII первой половины XIX в. Новые веяния в архитектуре коснулись и далекой провинции. Так, разрешение на постройку и освещение Троицкой церкви, возведенной к 1712 г., было дано митрополитом Иовом при условии, «чтобы верх был не шатровый», а «алтарь круглый тройной». Ее построили девятиглавой как аналог Вытегорской церкви и прототип, как полагают некоторые исследователи, Преображенской Кижской. По некоторым свидетельствам лес на постройку церкви был взят с противоположного Шокшинского берега Онежского озера, поскольку островной лес, как показали современные дендрологические исследования, для этих целей не годился.
Изображения ее сохранились на многочисленных литографиях второй половины XIX в., а также на фотографическом снимке начала XX в. На них же присутствует и Никольская с одной главкой церковь, построенная в 1719 г. Как отмечает финляндский архитектор Л.Петтерссон, по своему облику она напоминает Варваринскую Яндомозерскую церковь. В 1877 г. вначале под Никольскую, а затем и Троицкую церкви заложили каменный фундамент «с известкою». Но после пожара 1906 г. ни та, ни другая не упоминаются. Согласно документам Генерального межевания 1785 г. монастырь и кладбище занимали около 3,3 тыс. м², поселение около 3,5 тыс. м², т.е. общая площадь монастырского комплекса была чуть менее 7 тыс. м².

До конца XVIII в. на территории монастыря была построена (1757 г.) лишь одна каменная церковь Захария и Елизаветы. Судя по стилю, она возводилась какой-то артелью деревенских мастеров, о чем говорят некоторые элементы архитектуры. Все это связано с весьма скудным, финансовым положением монастыря. В 20-е гг. XVIII в. он приписывается к Палеостровскому монастырю, к середине 40-х гг. в нем прекращаются службы и, наконец, после упразднения передается сенногубскому приходу.

Возрождение монастыря в 30–40 гг. XIX в. и интенсивное строительство на усадьбе связано с его припиской к Архиерейскому Дому. С 1834 по 1844 гг. вокруг церквей (Троицкой, Никольской и церкви Захария и Елизаветы) сооружается около шести жилых и хозяйственных построек; за пределами монастыря появляются конюшня, баня, рига; по северной границе монастырской усадьбы строятся флигель и амбар. Формируется вид с юга, со стороны Онежского озера, где возводятся Архиерейский корпус и каменная ограда. Общий вид монастыря довершает надвратная каменная колокольня (1853 г.). Восстанавливается и вновь освящается (1840 г.) каменная церковь Захария и Елизаветы. В 1857 г. расписываются ее стены и своды. Но уже к концу столетия, как свидетельствует опись монастыря, она в некоторых местах отсырела. Посетив в 1906 г. Климецкий монастырь, за несколько месяцев до его преобразования в женский, М.Пришвин отмечает, что «стенная живопись изображает между прочим чертей в аду; сам Иона, сложив руки, молится под водой» (Пришвин М., 1956, с.23). Но эти сюжеты, к сожалению, до наших дней не сохранились. Остатки стенной росписи наблюдаются лишь в алтарной части.

Статус самостоятельного монастырь обрел в 1860 г.
По описи 1898 г. комплекс монастыря включал более 10 строений: три церкви, Архиерейский корпус, колокольню и достроенную в 1780 г. в юго–восточном углу ограды башню–келью (по южной границе); двухэтажный братский корпус на каменном фундаменте (1879–1880 гг.) (по восточной); кроме выше упомянутых флигеля и амбара, еще один флигель и погреб (по северной границе). За пределами монастыря возводятся скотный двор, амбар и другие хозяйственные постройки. Площадь монастырской усадьбы, рассчитанная по данным страховой описи, после значительных перестроек XIX в. составляла около 9,5 тыс. м², что почти в три раза больше усадьбы монастыря в конце XVIII в. В 1899 г. у самой окраины леса, за пределами северной границы монастыря, сформировавшейся к 40-м гг. XIX в., строится четвертая деревянная церковь пр.Ионы на каменном фундаменте. Благодаря своему отдалению она не пострадала от пожара 1906 г., уничтожившего деревянные Троицкую и Никольскую церкви.

В четвертый строительный период, первые два десятилетия XX в., часть монастырских строений была восстановлена, некоторые перестроены, появились новые. Согласно страховой описи 1913 г., на монастырской территории располагалось около 27 строений, из них менее половины на территории усадьбы. От старой застройки сохранились церковь Захария и Елизаветы, колокольня, церковь Ионы, башня–келья в юго–восточном углу ограды, четырехугольная часовня на берегу; вновь отстроены или перестроены двухэтажный братский корпус на каменном фундаменте, двухэтажный малый деревянный братский корпус, деревянная одноэтажная трапезная, одноэтажный домик–келья, погреб–яма на кирпичном фундаменте, ледник. Также упоминаются располагавшиеся, вероятно, за оградой монастыря, двухэтажная гостиница, пекарня, конюшня, хлева, скотный двор, кузница, мельница, риги, бани, дома причта и служителей.
На аэрофотосъемке монастыря 1961 г. (тогда в нем располагался пионерский лагерь) зафиксировано около 11 зданий.

По свидетельствам очевидца, три года подряд проводившего лето в пионерском лагере, на самом берегу в здании колокольни размещалась игротека, в Елизаветинской церкви комнаты преподавательского состава, в нижних этажах камеры хранения, велосипедная и т.д. За церковью располагалось футбольное поле. Справа от него на старом фундаменте Троицкой церкви находилось здание больницы, напротив, также на старом фундаменте братского корпуса спальный корпус, за ним здание клуба. К северу от них располагались еще два длинных спальных корпуса и дом. Самым северным строением была деревянная столовая с арочными окнами (бывшая церковь Ионы), расширенная за счет пристроек с северной и восточной сторон. За оградой лагеря находились метеостанция, зоостанция, хлева и жилые дома.

Археологическому обследованию 1997 г. предшествовала большая подготовительная работа. Была скошена высокая, выше человеческого роста, трава на основной монастырской территории (около 20 тыс.м²). В результате нам удалось обнаружить и нанести на план сохранившееся здание церкви и семь фундаментов монастырских строений.

Церковь Захария и Елизаветы (размером 19,6×9,6 м) находится в 27 м от уреза воды на высоте около 3 м. Она имеет незначительное отклонение к северу на 15, что явно выделяет ее на общем плане среди других фундаментов строений. Напомним, что это первое каменное здание монастыря было построено в 1757 г.
В 26 м северо–западнее угла церкви Захария и Елизаветы у самого обрыва берега находятся остатки фундамента восьмиугольной надвратной колокольни (длина обнаженной части 2 м. Ширина не определена из-за развала кирпичей), построенной в 1853 г. Она ориентирована по береговой линии. В 18 м к северо–западу от нее и в 10 м к юго–востоку прослеживаются отдельные камни фундамента каменной ограды.
В 5 м к северо–западу от фундамента колокольни вдоль ограды наблюдаются остатки хозяйственных сооружений в виде двух больших ям глубиной до 2 м. Первая от колокольни размером 8,8×5,2 м ориентирована по линии юго–юго–запад северо–северо–восток. Основная часть сооружения имела подчетырехугольную форму, с северной стороны к ней примыкал узкий вход. Вторая впадина (8×5,2 м) ориентирована в направлении северо–запад юго–восток. Возможно, это остатки построек начала XIX в.: деревянного ледника и погреба–ямы на кирпичном фундаменте, упоминаемых страховой описью 1913 г. Некоторое несовпадение размеров, вероятно, может быть связано с перестройками советского периода и аморфностью очертаний в настоящее время.

На берегу в 76 м к юго–востоку от колокольни обнаружены остатки каменной кладки со связующим раствором. На видах монастыря второй половины XIX в. здесь находилась небольшая четырехугольная часовня.
В 45,6 м северо–восточнее церкви Захария и Елизаветы, у самой границы леса обнаружены нижние венцы бревенчатой постройки размерами 8,8×6 м. К какому периоду строительства оно относится и каково его назначение неизвестно. На аэрофотосъемке 1961 г. на фоне леса отмечается еще несколько строений, остатков которых мы не нашли.

В 30,4 м от северо–западного угла церкви Захария и Елизаветы зафиксирован фундамент (14×8,8 м), ориентированный в направлении север–юг. Максимальная высота каменной кладки (0,93 м) отмечена на южной стенке фундамента и сходит на нет по направлению к северной, нивелируя поверхность. Ориентировка фундамента указывает на его «жилой» характер, а не на культовый. Манера кладки, в которой он выполнен, аналогична зафиксированным фундаментам братского корпуса и двум сооружениям на второй поляне. Это позволяет отнести их строительство примерно к одному времени к началу XIX в.
В процессе исследования удалось выяснить, что в основе этого фундамента находится часть фундамента Троицкой церкви. Точные размеры церкви неизвестны. Насколько можно судить по остаткам кладки ее длина без алтарной части составляла около 20,8 м, ширина соответствовала длине более позднего фундамента 14 м. К востоку от него на месте алтарной части наблюдается яма (11,2×10 м). Каково было назначение сооружения, возведенного на месте Троицкой церкви, неизвестно. По свидетельствам очевидцев, в наше время на данном фундаменте располагалось здание больницы.

По мнению финляндского архитектора Л.Петтерссона, она была разобрана в 2030-х гг. XX в. Мы не исключаем вероятности ее гибели в пожаре 1906 г., поскольку в описаниях монастыря 1910 г. о ней не упоминается. Возможно, здание несколько раз перестраивалось, поскольку зафиксирован каменный фундамент, частично наращенный по периметру более раннего. Остатки последнего можно проследить в западном направлении. Кладка выполнена из небольших камней и скреплена известковым раствором. Характер кладки напоминает обнаруженный фундамент Никольской церкви и может быть отнесен, согласно письменным известиям, к концу 70-х гг. XIX в.

В 40 м северо–западнее фундамента Троицкой церкви находится фундамент братского корпуса (14×25 м) . Его строительство относится к 1879–1880 гг. Это было двухэтажное здание на каменном фундаменте с известью. В описи 1913 г. также упоминается двухэтажный братский корпус, но построенный в 1900 г. Возможно, на месте старого здания было возведено новое с соблюдением тех же параметров.

К северо–западу от Братского корпуса на второй поляне зафиксированы еще два аналогичных ему фундамента. Первый (13,6×12 м) находится в 55,2 м от юго–западного угла Братского корпуса, в 19 м юго–восточнее второй фундамент (10,8×13,2 м). К нему с северной стороны примыкает вымостка из мелких кам